«Так не пойдёт. Это ты влезла в нашу семью, поэтому должна из кожи вон лезть, чтобы нам понравиться!»

— Ты что, совсем обнаглела? Быстро собралась и поехала маме помогать! — начала вопить Вика, сестра моего любимого мужа, даже не успев зайти в квартиру.
— Да? А может мне сразу — квартиру вам с мамой подарить, жизнь свою застраховать и скопытиться? — поинтересовалась я у разъярённой женщины.
Причина крика — банальна до невозможности: в огород свекрови я больше ни ногой! Я прошлое лето, как проклятая, там горбатилась. И как Вы думаете, меня угостили хоть одним вшивым огурчиком? Нет!
Попрошайничать я не умею, поэтому когда в первый раз Вика уехала с дачи с полными сумками, а я даже не услышала «спасибо», я удивилась. Может, у них в семье принято так: что захапала — то твоё? Но, в силу воспитания, в следующий раз я решила спросить разрешения.
— Мама Мужа, а можно мне взять огурчиков да зелени немножко?
— Вике надо хорошо кушать, а то муж у неё копейки получает. Твой муж хорошо зарабатывает, что, огурцов купить не можешь?
Тогда я стала относиться к даче как к бесплатному фитнесу: свежий воздух и физические упражнения — идеальное сочетание.
На мои жалобы муж отмахнулся:
— Урожай мамка по осени делит. Всем по трудам делит, а ты у меня — умница.
Я с энтузиазмом ездила на дачу, не понимая, что используют меня как бесплатное такси и рабочую силу.
Осенью мне дали свежий, красивый, ароматный шиш с маслом. Тогда я сразу сказала мужу и его маме, чтобы больше на меня с огородом никто не рассчитывал. Я лучше в зал недалеко от дома похожу — подумала я.
Осенью, зимой и ранней весной про меня никто и не вспоминал — ни Вика, ни мама мужа. Я такому счастью радовалась, если честно. Но недолго моё счастье длилось — пришло время посадочных работ. Вот тогда то и начал мой телефон разрываться от звонков и сообщений родственниц мужа. А если учесть то, что Вика забеременела, я стала нужна на огороде, как воздух.
Вежливые отказы расценивались как «цену себе набивает». Началось давление на мужа:
— Твоя жена меня не уважает, поговори с ней, заставь ехать. — требовала свекруша.
— Мама, она — взрослый человек и сама решает, что ей делать. — отвечал ей мой муж.
— Я вырастила не мужчину, раз жена тобой крутит как хочет. — пыталась манипулировать Мать Мужа, но, к счастью, ей это не удавалось.
На некоторое время меня оставили в покое, обидевшись на нас с мужем:
— Ничего больше с огорода не увидите! — бросила угрозу свекровь.
Если учесть, что мы и так ничего не видели, то мы ничего не потеряли.
А тут умудрилась свекобра руку сломать. У Вики — пузо на лоб лезет, она не работник. Муж на дачу уж лет 10 не был и стойко отбивается от маминых приглашений поработать. Осталась бедная несчастная я — «надежда семьи». Я отбивалась как могла:
— Нет, извините, у меня свои дела.
— Нет, прошу прощения, в пятницу я не могу. И в понедельник не могу. Когда могу? Никогда.
— Я на свадьбе у двоюродной сестры. Мне прямо сейчас, в вечернем платье, идти огород копать?
В итоге мать мужа сдалась и ездили они с Викой на дачу вдвоём: свекровь работала одной рукой, а Вика отдыхала.
И да, мне не стыдно, что я не помогаю человеку в трудной ситуации. Ей же не стыдно не уметь говорить «спасибо»!
Когда Вика поняла, что урожай в этом году будет намного меньше, чем в прошлом, она примчалась ко мне:
— Ты что, совсем обнаглела? Быстро собралась и поехала маме помогать! — начала вопить Вика, сестра моего любимого мужа, даже не успев зайти в квартиру.
— Да? А может мне сразу — квартиру вам с мамой подарить, жизнь свою застраховать и скопытиться? — поинтересовалась я у разъярённой женщины.
— Ты ещё и хамишь!
— Ты ещё и орёшь! На меня в моём же доме, не стыдно? — Не отступала я.
— Так не пойдёт! Это ты влезла в нашу семью, поэтому должна из кожи вон лезть, чтобы нам понравиться! — Вика начала нести откровенную чушь собачью.
— Сейчас, подожди. У меня где-то томик Семейного кодекса завалялся. Там должно быть написано всё, что я должна своей семье, и кто считается моей семьёй. Тут постоишь, ладно? Я быстро. — я старалась не хамить и не кричать, она всё-таки беременная. А вот удержаться от подколки мне не удалось.
— Мы с мамой костьми ляжем, но вас разведём! — проорала Вика на прощание и выскочила за дверь.
Не интересен ей, видимо, Семейный кодекс. А жаль — много бы нового узнала.

«Так не пойдёт. Это ты влезла в нашу семью, поэтому должна из кожи вон лезть, чтобы нам понравиться!»